pavel_zaak: (Default)
[personal profile] pavel_zaak

Эпиграф 1: "Порыв воздуха – как поцелуй любимой на исходе сна, он пугает людей". – А.Рудаки, 10 век.

Эпиграф 2: "Вихри враждебные веют над нами". – Г. Кржижановский.

 

Можно сколько угодно сомневаться в правдивости нижеприведенных историй, но, если бы вам удалось прочитать статью в журнале "La Sieste", Casper, # 34, apr. 2007, которая называется "О разумности сингулярностей" и где, в частности, отмечено, что пространственное размещение вихревых потоков в любой газовой среде запросто может создать структуру, вполне адекватную тому, что мы называем мозгом человека, то вы, поверьте, запели бы совсем по-другому.

Короче, до недавнего времени в серьезных научных журналах было модным писать о вихрях. Однако газетчики, которые собирают подобного рода материалы, все еще не обнародовали правду о поведении вихрей, смерчей и тайфунов, которое, честное слово, трудно не назвать разумным. И понятно, почему не обнародовали: эта научная рубрика в последнее время становится все более закрытой. А против военных ведомств, как известно, никто, если он в здравом уме, выступать не будет. Но давайте по порядку.

Самые первые достоверные сведения о странностях, обнаруженных в поведении воздушных завихрений, появились в Венгрии в начале прошлого века. Именно тогда в горную деревушку Самбаштаг (Sambaschtagg), что под городом Секешфехервар, выехали по заданию главного редактора столичной газеты "Улье" ("Oilleh") два корреспондента. 

Дело было так. На корпоративной вечеринке один из членов редакции поведал коллегам, что жители деревни, откуда он родом, издавна привыкли к странностям вихрей. Мол, эти вихри – по одному или по двое – регулярно встречаются на узкой горной тропинке к северу от деревни. Причем вихри или спускаются по тропинке вниз, и происходит это, как правило, утром, или поднимаются вверх уже ближе к вечеру. Рассказчик сам в детстве не раз бегал смотреть на это странное явление, но ничего толком, кроме того, что к вихрям все в деревне привыкли, добавить не может. На вопрос, куда ведет тропинка, он сказал, что в заброшенную кошару.
Тут же главным редактором было решено послать на место репортера с фотографом. В воскресном номере появилась заметка, в которой рассказывалось, что оба газетчика, сопровождаемые толпой местной детворы, поднялись по тропинке, но ничего не обнаружили.
Позже в деревенском трактире им поведали, что вихри живут наверху, в ложбине под утесом, а чем там занимаются – неизвестно. Но кто-то из этих вихрей почти каждый день спускается вниз, и тогда, если ему встречается путник на дороге, вихрь останавливаются, немного отходит в сторону и продолжает движение только после того, как встречный человек пройдет.
За все время вихри проявили агрессивность лишь по отношению к итальянскому солдату, который по неизвестной причине поплелся на вершину холмов, прихватив с собой длинноствольное ружье модели Sauer & Sohn. Это произошло летом, когда итальянцы стояли тут постоем две недели во время военных учений (еще до Первой мировой войны).
Поднимался солдат один, на рассвете, но спустился задолго до полудня в большом расстройстве чувств, утверждая, что на него напал ветер и отнял ружье, за что ему, солдату, теперь придется отвечать перед трибуналом. Перепуганные жители, не желавшие военного расследования в своей деревне, которая и так за контрабанду вечно посещалась столичными инспекторами и контролерами, осмотрели все кусты вдоль злосчастной тропинки и обнаружили ружье на откосе гравия. Ружейное дуло было аккуратно завязано в тугой узел – как оказалось, "двойной Виндзор". Найденную диковину возвращать итальянцам не стали и, что решил военный суд по поводу несчастного солдата, никто не знает, но, как только учения закончились и солдаты, построившись в колонну, бодрым шагом спустились вниз в долину, завязанное в узел ружье было вывешено на стене в трактире.
Трактирщик на радостях объявил, что первому, кто развяжет узел будет выставлена щедрая выпивка за счет заведения. Несколько местных силачей взялись развязать узел, но тот не поддавался, – пока из города не приехал бывший кузнец, задумавший продать старый родовой дом. Вечером на глазах большой толпы он развязал узел и повесил выпрямленное ружье обратно на стену. После обильных возлияний посетители покинули заведение – и трактирщик впервые в жизни забыл его запереть.
В ту же ночь по улицам местечка несколько раз пронеслась целая череда небывалых по силе порывов ветра. Была опрокинута часть плетней и сброшены провода единственной линии электропередачи. Наутро оказалось, что ружье висит на той же стене, но его дуло снова завязано в узел, правда, теперь "одинарный Виндзор" и в противоположную сторону закрутки. Все сбежались смотреть на чудо. Местный телефонист отправил сообщение в город полицейскому начальству, а заодно продублировал текст в газету, в отдел курьезных происшествий.
Что касается бывшего кузнеца, то он наотрез отказался второй раз выпрямлять заколдованное ружье и в тот же вечер покинул деревню, заодно передумав продавать дом. В воскресном номере "Улье" от 16 марта 1912 года были помещены две фотографии: старинного ружья на стене и дома кузнеца с опрокинутым остовом забора.

Продолжение истории относится уже к 80‑м годам, когда в Самбаштаг прибыл со своим ассистентом профессор Отто Уйриш (Ouriisch). Месяца за два до этого, роясь в библиотеке среди подшивок довоенных газет, он наткнулся на заметку про итальянское ружье на стене в трактире и, поскольку специализировался на местном сказочном фольклоре, решил посетить описанные в газете места, заодно приятно проведя часть своего отпуска на природе.
Вот что он рассказал сначала в вечернем выпуске радиопередач государственного радиоканала, а потом кратко описал в докладе, опубликованном в "Анналах этнографического университета им. Градно Поруша", номер 6 за 1986 год, стр. 67-69 (текст дан по-немецки, как до сих пор заведено в старинных этнографических центрах Европы, с кратким резюме на венгерском).
Было примерно десять
часов утра, когда он с ассистентом, поднимаясь по тропинке вверх, решил устроить маленький привал. Безмятежно сияло еще нежаркое солнце, не чувствовалось никакого ветра. И тут они услышали, что сверху кто-то спускается: под шагами встречного незнакомца вниз катилась мелкая галька.
Каково же было их удивление, когда из-за поворота появился не человек, а некое завихрение воздуха. Причем оба путника, так писал профессор, почувствовали нечто странное: от вихря исходила едва заметная эманация понимания. Будто он, вихрь, смотрит на людей. Вихрь замер, не переставая крутиться на месте, люди тоже застыли, пребывая в самой нелепой позе. И тут вихрь буквально сошел в придорожную траву – как бы предоставляя людям встать и продолжить путь. Они поднялись и оправили одежду. Но что-то таинственное словно подталкивало их не побежать вниз, а достойно пройти мимо стоящего на месте вихря, как проходят мимо встречного, уступающего тебе дорогу.
Профессор сообщил, что он даже хотел приподнять шляпу в знак приветствия, но, оказалось, что шляпу он забыл поднять после привала.
По словам же ассистента, легкое дуновение якобы ощупало его ноги "от щиколотки до бедер". (О том, что на ассистенте была юбка, профессор в заметке не сообщил. Как не сообщил об этом и в радиопередаче, которая была затем дважды повторена в тайм-прайс, так что ее слышала практически вся Венгрия. Кстати, эту передачу слышала и жена профессора, пребывавшая тогда в Будапеште. Как объяснил ей муж фразу ассистента про бедра, никому не известно.).
Понятно, что эпизод о встрече с вихрем был явно недостаточен для публикации в университетском научном сборнике. Но в том-то и дело, что подобные встречи с вихрями происходили в течение всей недели профессорского отпуска. И каждый раз ученый муж хотел приподнять шляпу при встрече, но всегда преодолевал свой нелепый импульс; в то время как ассистент замечал, что кто-то снова легкими касаниями гладит его ноги от щиколотки до бедер.

Вернувшись на работу, Отто Уйриш, еще до развода с женой, обсудил происшествие со знакомым климатологом, доктором Веркертом (Verkerht), и тот на следующий месяц прибыл на своем старом форде в ту же деревню.
Пошел он в горы без ассистента, но с градинометром, вертушкой, измеряющей силу ветра. И уже через сто метров подъема повстречал сразу два вихря, которые почти бесшумно спускались навстречу. Доктора сопровождал местный пастух по имени Хези, взявшийся его проводить после разговора в деревенском трактире, куда доктор заглянул, чтобы осмотреть легендарное ружье. Два встречных вихря, преградившие ему путь, постояли несколько минут на месте – и тихо раздвинулись, как бы предлагая ему пройти. Доктор смело двинулся в образовавшийся проход, умышленно свесив вертушку с плеча влево, чтобы ненароком задеть ближайший вихрь. И задел – за что тут же получил сильный удар по левому плечу и частично по левой стороне головы в области уха. Когда он поднялся с земли, то заметил, что оба вихря быстро убегают вниз, поднимая за собой облако пыли. Стрелка на вертушке стояла на шкале, помеченной словом "tempest" (буря). Хези тоже куда-то исчез.
В тот же день Веркерт связался с университетом, и оттуда на следующее утро для проведения полевых исследований приехала на электричке бригада техников, а также профессор Уйриш, который не захотел оставаться в стороне от открытия новой таинственной силы.
Техники ничего не обнаружили и вечером отбыли в город, но Уйриш остался, решив переночевать в кошаре, куда собственно и вела тропинка. Всю ночь он пролежал с открытыми глазами в спальном мешке в обнимку с вертушкой-гранодинометром, но ничего не произошло. А наутро, сразу после рассвета, он обнаружил, что кто-то переложил его одежду в сторону, не туда, где она лежала первоначально. Брюки были вывернуты наизнанку и выглядели так, будто их только что выгладили. В своем радиовыступлении ученый сказал так: "Нам пока неизвестно, что означают эти сигналы. Мы даже не знаем, кто их нам посылает".

Следует отметить, что об этом явлении прекрасно осведомлены власти края и определенные академические круги. Но никакого продвижения в области изучения странных вихрей не наблюдается. Люди приезжают сюда из города, чтобы отдохнуть, посидеть в знаменитом трактире, потрогав заодно старое, завязанное в двойной узел итальянское ружье (и пострелять из него за небольшую плату), послушать местные легенды – а иногда и пройтись по тропинке, превратившейся в трассу для туристов.
В начале сентября 2007 года нанять проводника для подъема по тропинке можно было за 6 евро. Но и за половину этой суммы с вами на трассу согласится выйти любой мальчишка, который слово в слово повторит объяснение экскурсовода. Иногда здесь встречаются и вихри. Ведут они себя по-прежнему тихо, уступая всем дорогу, но что скрывается за их поведением – наукой до сих пор не выяснено.
Напоследок заметим, что все женщины, идущие в прогулку, как тут говорят, "на свидание с ветром", всегда надевают платья или юбки, хотя в брюках ходить по горам намного удобней. Но таков, говорят, местный обычай.

Вторая история связана с именами двух знаменитых ученых – физика Вольфганга Паули (Pauli) и философа-прагматиста Джона Дьюи (Dewey), которые дружили с юности.
Еще учась в лицее, будущий философ написал на латыни теологический трактат, главной идеей которого было предположение, что в том месте Святого Писания, где говорится о непорочном зачатии, имеется в виду "зачатие от ветра". Действительно, слово "дух" на еврейском языке произносится как "руах", что совпадает со значением "ветер", – вы об этом не знали?
Также известно, что в расшифрованных хеттских табличках приводятся рассказы о том, что женщины могут зачать от сильного ветра, бьющего в лицо (хотел бы я выяснить, при чем здесь лицо). Та же устойчивая легенда прослеживается в кодексах Хаммурапи, где от подати освобождаются имеющие детей разведенные матери, включая и тех, что зачали "от ветра".
Трактат Дьюи был представлен секции древних языков Швейцарской Академии наук, но по существу вызвал лишь улыбки академиков. Понятно, что его тут же издали в общем сборнике, но только потому, что уже тогда имя Дьюи обладало достаточным авторитетом в кругу специалистов.
Именно в ту пору с этим трудом познакомился и Паули, студент первого курса физического колледжа, занятый расчетами аэродинамических задач. Между молодыми людьми завязалась знакомство, переросшее в крепкое чувство взаимной привязанности, не угасавшей всю жизнь.
Через десять лет Дьюи в составе комплексной экспедиции посетил Памир, где однажды, стоя на краю пропасти, произнес вслух на местном языке старинное проклятие, которому его научил дервиш из Лхасы. (Паули потом говорил, что он учил дервиша пить виски, запивая его мелкими глотками родниковой воды, а тот произносил на речитатив местные благословения и проклятия.) Поскольку физик не хотел никого конкретно проклинать, то прочитал бенедикцию в адрес ветра – и в тот же миг едва не был унесен сильнейшим порывом.
Именно этот случай лег в основу рассказа Роберта Шекли (Sheckley) про человека, который аналогичным способом проклял памирские ветры, а потом скрывался от них в центре безветренной Южной Дакоты, но они все равно прилетели и обрушили на него кровлю надежно забетонированного дома. Дьюи не погиб от ветра, но утверждал, что всю жизнь страдает от атаки вихрей и сквозняков, непонятно откуда берущихся.

Зафиксировано свидетельство нескольких очевидцев о том, что Дьюи однажды посетил лабораторию Паули и, взглянув на цветную диаграмму урагана по имени "Дженни" (лето 1960 года), воскликнул: "Да она же вертится наоборот!" И в самом деле, в северном полушарии все тайфуны и торнадо, включая смерчи любых размеров, имеют, как известно, правую закрутку, т.е. вращаются по часовой стрелке. В то время как ядро урагана "Дженни", что ясно было видно на фотографии, вращалось в противоположную сторону.
Сам ураган в это время приближался к Лас-Вегасу (именно поэтому лаборатория Нобелевского лауреата, специалиста в области воздушной турбулентности, и занималась его изучением).
Паули моментально связался с дозовижистами, которые сопровождали торнадо, идущий впереди урагана, по параллельному шоссе номер 46, пересекающему все Штаты с востока на запад. Они согласились сделать замеры и отметили, что, действительно, гигантский вихрь крутится не в правильную сторону. После их ответа мобильная радиосвязь прервалась.
Как заявили потом лаборанты передвижной ветровой станции, в считанные секунды бешено вертящийся столб преодолел шесть с половиной миль, которые его отделяли от шоссе, и навалился на пятитонный грузовик станции. Записи переговоров показали, что произошло после слов Паули: "Проверьте его закрутку". Кто-то из техников успел произнести: "Странно… очень странно… он идет сюда!" – потом раздался неясный шум падающего железа.
Все техники остались живы, но им пришлось пройти месячный курс реабилитации, причем один из них так и не оправился от психологического шока, навсегда отказавшись выходить на улицу.
Но это еще не все. Тайфун "Дженни" (кстати, не самый мощный из отмеченных в том году) резко свернул в сторону, покинув свое лидирующее положение во главе урагана, и отправился прямо на Вайоминг, в сторону первой атомной станции США, что выглядело необычно, поскольку в тот день карта ветров указывала общее направление на северо-северо-запад, станция же была расположена далеко к югу от расчетной трассы урагана.
На подходе к станции одинокий торнадо разметал завалы, стоявшие тут более ста лет на краю заброшенного угольного карьера. За долгие годы уголь так слежался, что представлял собой пористую пемзу и не мог гореть. С ужасом работники станции наблюдали, как просевшие терриконы начали под сильным ветром двигаться в их сторону – словно огромные стога наспех наваленного хлопка. Когда ближайший "стог" подошел вплотную к стене станции, полностью засыпав защитную полосу с парой наблюдательных вышек, ветер стих и внезапно пропал. Произошло это примерно в 2 часа по полудню 13 августа 1960 года.

Ученые потом проверили характеристики угольной породы и обнаружили, что она обладает переменной плотностью. В руке она была явно тяжелее, чем на весах, где из нее с тонким свистом начинал выходить воздух. Образчик странного губчатого антрацита получил и Паули, который в присутствии сотрудников своей кафедры обронил таинственную фразу: "Do lebt wint" ("Здесь живет ветер"), – она приведена во всех его биографиях без пояснений.
У Дьюи кусок той же породы, полученной им от друга, хранился на тумбочке спальной комнаты до последнего дня жизни. Изредка он брал его в руки, и тогда раздавалось шипение и кусок становился тяжелее. Об этом написал сам философ в последней редакции своего программного сочинения "Искусство как опыт" ("Art as Experience", издательство "Commen", Santa Fe, NMe, см. на стр. 16, Вступление). По крайней мере, так некоторые пытаются осмыслить его знаменитую и таинственную фразу из этого сочинения: "Подобно тому как камни дышат ветром, душа человеческая тоже дышит духом творчества, который входит в нее, когда она пребывает в гармонии с миром, и покидает ее, когда она озабочена всего лишь своим пропитанием". (Обо всем этом подробно написано в сборнике "Wish'd, Wint'ry, Horrors: The Storm in the Comparative Literature", составитель Christopher Thacker, Vol. 19, No. 1 [Winter, 1967], pp. 36-57 [article consists of 22 pages], издание
University of Oregon. См. на платной странице иннета http://www.jstor.org/pss/1769399.)

Здесь надо добавить несколько слов о странном изменении маршрутов годовых тайфунов и одиночных торнадо в Америке. Статья об этом была напечатана в "Sсience" за 1991, том 8 (бумажное издание – стр. 511-517), но вот уже семь лет ее нельзя найти на сайте издания, хотя можно еще заказать в Библиотеке Конгресса. По крайней мере, в сентябре 2007 года она выдавалась посетителям на руки (секция Би, второй этаж). Впрочем, в единственном библиотечном экземпляре кто-то аккуратно вырезал ножницами лист со страницами 514 и 515, где, судя по всему, приводились диаграммы.
Стоит предположить, что интернетское запрещение последовало после указания Оборонного ведомства, что может означать только одно: все сведения, касающиеся торнадо и атмосферных тромбов (trombe, так называется страшный темный столб до нескольких сотен метров в диаметре, спускающийся из грозового облака) засекречены, поскольку предполагается на основе этих природных явлений изучить возможность создания соответствующих видов нового вооружения.

В бумажной статье было описано странное поведение тромбов, если зафиксировать их путь на метеорологической карте. Обычно маршруты тайфунов, торнадо и ураганов вполне определяются ветровыми условиями конкретного дня. Но раз примерно в пять-шесть лет какой-либо тайфун "словно срывается с цепи" (выражение авторов статьи) и начинает двигаться в непредсказуемом направлении, часто даже против ветра, при этом хаотично меняя свое движение. И вот однажды техниками Кларендонской Атмосферной лаборатории (Ckarendon, штат Арканзас, 40 км от Литл-Рок по шоссе на Мемфис), было замечено, что маршруты этих хаотических движений похожи на контуры букв из азбуки сигнальных флажков, применяемой на флоте. Буквы группировались в четкие слова, но общий смысл сообщений расшифрован не был.
Аналитики штаба ВВС (и об этом тоже пишется в той же статье) проследили другую связь тайфунных маршрутов – на этот раз с буквами алфавита Брайля. Как известно, слепые пользуются буквами, выдавленными на плотной бумаге в виде бугорков. Если эти бугорки соединить неким образом наподобие линий, которыми соединяют на небесной карте звезды, входящие в одно созвездие, то получатся абрисы, поразительно совпадающие с указанными тропами вихревых смерчей.
Расшифровка "текстов", полученных указанным способом, тоже долго ничего не давала, пока не догадались перевести их на другие языки с поправкой на национальные различия внутри системы Брайля. Самым поразительным оказался перевод на венгерский язык. Сразу после того как в руках исследователей оказалась первая обратная калька с венгерского на английский, проект был закрыт для открытых публикаций. Статья так и заканчивается: "Самым многообещающим оказалось применение венгерского словаря в системе Брайля…" На этом многоточии статья обрывается. Не лишним будет заметить, что авторы скрыты под набором безликих псевдонимов: Смит, Браун, Джеймс и Урис.

"Такое ощущение, будто смерчи, что-то сообщают нам или, что тоже вероятно, они обмениваются посланиями с кем-то, кто смотрит на них сверху, из космоса", – такова цитата из той же статьи. А рядом на диаграмме показаны контуры картографической записи движения "сбесившихся" торнадо.
И еще одна любопытная деталь. Написано, что околоземные спутники обнаружили точно такие же движения ветров (в частности, самумов и пустынных бурь) в Сахаре, Саудии и на плоскогорье Такла-Макана. Причем зарегистрировано по крайней мере четыре случая одновременного движения азиатских и американских торнадо, когда они синхронно повторяют пути друг друга с запаздыванием по времени примерно в три минуты. "Похоже на то, будто они передразнивают друг друга, находясь один от другого за многие тысячи километров", – написано в статье.

И еще одна параллель. Дело в том, что картинки движения североамериканских торнадо почти полностью повторяют очертания восьми самых часто встречающихся древнеегипетских иероглифов периода Второй династии, когда дельта Нила была захвачена ордами диких гиксосов. Египтологи склоны считать, что такое совпадение носит случайный характер, и раз в пять лет иероглифы, которые они изучают, объявляются на что-нибудь похожими.
Что касается углов у основания всех торнадо-картинок, которые с точностью до пятого знака после запятой совпадают с углами пирамиды Хеопса (а также с углами в основании Бермудского треугольника, если их разделить на три), то этот факт вообще отнесен к разряду курьезных, поскольку никак не объясняет странную способность некоторых циклонов двигаться против наступающего атмосферного фронта.

Строго говоря, движение торнадо в сторону от доминантного ветрового вектора не сильно противоречит законам физики. Ведь смерч – не что иное, как гироскоп, или быстро вращающийся волчок. Как известно из курса школьной физики, все гироскопы обладают любопытной особенностью отклоняться под действием посторонней силы, приложенной к оси вращения волчка, в сторону, перпендикулярную направлению силы. Но в том-то и дело, что торнадо отклоняются не перпендикулярно, а на угол в 42 градуса, который неизвестно откуда берется.
Еще более странной выглядит статистика, согласно которой ровно половина вихрей Аризоны и Невады не просто отклоняются в сторону под углом от направления урагана, но натурально переворачиваются в воздухе, делая немыслимый кульбит. Именно таким способом аризонские смерчи засасывают в свои недра болота и небольшие речушки, поднимая ввысь рыбу и земноводных не силой воздушного винта, а как бы при помощи лопасти огромной небесной карусели. По этой причине в Аризоне не осталось ни одного болота.
Один из подобных случаев, когда с безоблачного неба на землю просыпалась огромная масса живых лягушек, произошел в долине Сан-Фернандо, что стало ключевым эпизодом кинофильма "Magnolia" режиссера Пола Томаса Андерсона. Вы помните, как главный герой (Том Круз) произносит, натягивая на голову капюшон: "Черт, что за фигня к нам пожаловала, черт"? Эта фраза вошла в золотой фонд молодежного сленга южных штатов, и уже не одно поколение тамошних школьников именно такими словами ежедневно встречает приход учителя на первом уроке. Своего рода ритуал!

Новая тема. Все помнят катастрофический сбой в подаче электроэнергии на Восточном побережье в 2005 году (без света остались 24 крупных города шести американских и двух канадских штатов). Вот какое удивительное свидетельство было приведено в отчете Комиссии по расследованию аварии. В пятом параграфе за подписью Аллена Дуайта (Dwayet), нынешнего президента Национальной Электрокомпании, а тогда директора отдела контроля, написано, что в окна центрального энергоблока влетел ветер и опустил простым нажатием все аварийные рубильники, которые располагались на высоте 4 метров и к которым никто до этого не прикасался. (Их наличие требовалось в согласии с противопожарной инструкцией, и все сотрудники были уверены, что они изначально обесточены.)
Полный текст отчета Комиссии  некоторое время висел на веб-странице с именем www.cketche28.com, доступ к которой был закрыт специальным решением Комитета безопасности, заседавшего 25 февраля 2006 года. В Бюллетене Конгресса за первую декаду года список запрещенных онлайновых имен приведен во Второй главе (всего там 86 имен).
Копию указанного Бюллетеня можно получить через Интернет с официального сайта Конгресса, но, кроме указанного имени, по данному вопросу ничего нельзя найти. Правда, осталась обычная пресса: газета "Санди Таймс" на шестой полосе выпуска от 16 мая того же года отметила, что следователи изучили следы на рубильниках и обнаружили свежие отпечатки пальцев, которые через компьютерную базу данных уголовной полиции были идентифицированы как принадлежащие некоему Самуэлу Арсу (Arse), жителю Южного Бронкса, потомственному уголовнику, состоявшему на полицейском учете и умершему зимой 1984 года. Об источнике информации газета умолчала.
Тщательное изучение отпечатков показало, что вероятность ошибки не превышает одну десятитысячную долю процента. Самуэл Арс в годы между тюремными отсидками проработал в общей сложности 15 лет мельником, но не на ветряной мельнице (таких, кроме как в ландшафтных парках, на Восточном берегу уже не найти), а на городской мельнице заводского типа по размолу коксовой руды. Причем отпечаталась на рычаге практически вся его правая ладонь, на которой – и это самое главное – не хватало верхней фаланги безымянного пальца, так что ошибиться, повторяем, было невозможно.
Следователи даже посетили кладбище в Нью-Хейвене, где покойник, судя по записям компьютерного архива Общенациональной кладбищенской системы, был захоронен на участке HW4. Три дня на могиле простояла палатка эпидемконтроля, и, скорее всего, труп эксгумировали, но официальных сообщений не последовало (неудивительно, что никто не заметил возни вокруг покойного Арса).
Репортерам того же "Санди Таймс" (кстати, британская газета!) удалось раздобыть протокол допроса восьмерых техников, присутствовавших в главном зале центрального распределительного корпуса Электрокомпании в роковой вечер, когда повсеместно отключился свет. Все свидетели заявили, что помнят, как разбились огромные, тонированные латунью стекла окон и влетевший ветер резко поднял давление в зале. Он, скорее всего, и перекинул рубильники на позицию прерывания. Никто из восьмерых не дал никакого другого объяснения.
Впрочем, на вопрос, как выглядел ветер, все затруднились ответить, кроме Ребекки Ли (Lee), которая, так записано в протоколе, закрыла лицо руками и, расплакавшись, что-то проговорила по-корейски. Повтор видеозаписи в присутствии переводчика показал, что она произнесла фразу: "Как маленький червяк, вставший на носки". От дальнейшего участия в следствии Ребекка Ли наотрез отказалась.
Справедливости ради следует заметить, что пространная газетная заметка о протоколе допроса не вызвала никакого отклика в публике, затерявшись среди предположений, слухов и голословных спекуляций, лившихся густым потоком со страниц газет и телевизионных экранов. Американское общество боялось террористов, и никому не было никакого дела до ветра и вихрей.

Совсем другого рода странности, но тоже связанные с ветром и вихрями, произошли в колумбийском городе Вилья-Виценсио (Villavicencio), что к югу от Боготы. Если когда-нибудь будет издана всемирная энциклопедия паранормальных явлений, этот город обязательно будет представлен в ней сразу несколькими случаями.
Самый известный из них был широко освещен печатью всей Латинской Америки. В 1998 году 13 июля в главном городском костеле от внутреннего возгорания сгорела невеста в момент собственного обручения. В газетах публиковалась цветная фотография фаты с ярким флердоранжем и белоснежного платья, брошенных на пол, а внутри фаты и платья – серый пепел. Вокруг стоят пораженные люди, среди них смущенный жених и священник с удивленным лицом. Ни фата, ни платье даже не обгорели. Во всех статьях сообщалось, что это был не первый случай удивительного самовозгорания, происшедший на территории костела.

Но менее известно, что на той же паперти и тоже на свадьбе при обстоятельствах, не менее странных, однажды погиб церковный служка, руководивший певческой капеллой мальчиков. Он взял высокую ноту ("си" второй октавы) и долго ее держал, но так и не смог закончить, поскольку самым натуральным образом взорвался на глазах изумленной публики. Самое невероятное было в том, что после взрыва от его тела ничего не осталось – ни плоти, ни крови, ничего! Надорванную сутану тоже сфотографировали в том виде, как она лежала на полу. Причем все обратили внимание на то, что трагедия произошла ровно через год после самовозгорания невесты – 13 июля 1999 года. Некоторые заявляли, что в момент смерти невесты на хорах пелся тот же хорал.
Прибывшие репортеры сфотографировали останки облачения капельмейстера, полицейские обмерили место происшествия, опросили свидетелей, а их оказалось не меньше четырех сотен взрослых мужчин и женщин, не считая детей и грудных младенцев.
Еще передавали, что примерно в тот же час дня по всем городским улицам пронесся мощный шквал ветра, сорвавший белье, развешанное на балконах, и разметавший всех голубей на муниципальной площади. Изучив направление движения шквала в каждом из основных городских кварталов, полиция пришла к выводу, что его источником было нечто, расположенное в районе собора, – но что делать с этим выводом, так и осталось непонятным…

В заключение отметим, что с тех пор в том костеле именно на ноте, которая стала смертельной для бедного служки, происходят таинственные движения воздуха по всему объему церкви. Начинают раскачиваться люстры; дрожат, а иногда гаснут языки пламени на свечах, хлопают двери на антресолях верхнего яруса, которые, как утверждают местные работники, всегда заперты на ключ. Многие исследователи видят во все этом банальные выдумки суеверной толпы, но сами жители Вилья-Виценсио относятся к этой мистике очень серьезно: любая свадьба, выпавшая на 13 июля, собирает огромное количество присутствующих – и еще ни разу чудо не заставило себя ждать. Вернее, оно иногда случается и не в этот день года, но 13 июля – обязательно.
Самым странным здесь представляется согласие невест на то, чтобы их свадьба игралась именно в этот роковой день. Как сказала в интервью одна из них: "Это как в Японии, где в ресторанах иногда заказывают рыбу фугу, от которой можно умереть на месте. Не скажу, что жизнь скучна и подобные вещи тонизируют. Но, если останешься живой, будет что рассказать внукам".

Последняя деталь: городской костел носит имя Святого Виенто (Santa Viento), покровителя моряков, плавающих под парусом. Т.е., он имеет прямое отношение к бурям и штормам. Но даже этот покровитель не спас бы костел от закрытия после всех этих историй, не будь он кафедральным…

Ветры вокруг нас. Они нас видят, а мы их нет. От них не спрячешься, они вездесущи. Даже в бункерах, оборудованных глубоко в земле, на заседаниях самых секретных армейских штабов, стоит включить вентилятор или кондиционер (или просто сильно чихнуть), как они тут же появляются. А уж каким образом они между собой общаются, никому не ведомо. И что они задумали, тоже.

Tags:
From:
Anonymous( )Anonymous This account has disabled anonymous posting.
OpenID( )OpenID You can comment on this post while signed in with an account from many other sites, once you have confirmed your email address. Sign in using OpenID.
User
Account name:
Password:
If you don't have an account you can create one now.
Subject:
HTML doesn't work in the subject.

Message:

 
Notice: This account is set to log the IP addresses of everyone who comments.
Links will be displayed as unclickable URLs to help prevent spam.

Profile

pavel_zaak: (Default)
pavel_zaak

March 2014

S M T W T F S
      1
234 5678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     
Page generated 21/7/17 14:43

Expand Cut Tags

No cut tags